Решко: Cегодняшний футбол не перечеркнет достижения прошлого

af0cc99b

Стефан Решко Настоящие поклонники киевского «Динамо» примера 1975 года припоминают, как скандально тогда смотрелась мощнейшая, наверное, в Европе мюнхенская «Бавария»

Впрочем, русское телевидение не сумело оплатить давно ожидаемую передачу и только телезрители в республиках Прибалтики да в Восточной Украине сумели насладиться перипетиями блестящей игры… О голе Олега Блохина, в вмиг сделавшем его самым лучшим футболистом Европы, написано много… Но, наверное, главная перегрузка в данном поединке вошла на плечи главного заступника Стефана Решко, который плотно закрыл самого Герда Мюллера, объявленного голеадора Европы. За 3 года до данного, на Олимпиаде в Мюнхене, одной лишь сборной СССР германец «отгрузил» аж 7 голов!.. Однако там не было Решко…

Не удивительно, что наши мемуары мы начали как раз с данного: в сутки рождения хочется припоминать о хорошем. Стефану Михайловичу Решко именно исполнилось 65.

– Не вспомните, как появились в сборной СССР?..

– В 1969 году Анатолий Гуляев позвал меня в «молодежку», на основе которой формировалась олимпийская сборная. В Одессе, где я тогда играл в «Черноморце», мы сыграли с румынами и одолели – 3:0. Затем Гуляева заменил Пономарев, а я к тому времени оказался в киевском «Динамо». В

отборочных играх к Олимпиаде-72, выиграв компанию, мы вошли в последнюю часть чемпионата. И на зимние каникулы, в роли одобрения, нас послали в турне по Латинской Америке. В этот раз основным тренером был Бесков. На Олимпиаде наша сборная захватила «бронзу», однако я и там не играл…

– Хоть 3 года и капитанствовали…

– Хорошо видно, Бескову не подступал…

– О поединке с «Баварией» в Суперкубке очень многие с превеликим удовольствием говорили, однако надо услышать снова: наши читатели – преимущественно, подростки…

–Такие матчи запоминаются на всю жизнь: я с превеликим удовольствием рассматривал кассету, которую германцы презентовали нашему командиру В. Колотову. Вот, кто вровень с Блохиным, стал персонажем поединка: играл с порванной мышцей и пугал германцев кровавыми бинтами!.. К слову, задолго до Мюнхена у нас несколько человек были травмированы, а у германцев в составе играло 6 либо 7 чемпионов мира!.. «Бавария», по правде, была «команда-звезда» – самая лучшая, с огромным отрывом, бригада в Европе – что-нибудь похожее на нынешнюю «Барселону»…

– Скажите несколько замечаний о Герде Мюллере, которого вам удалось нейтрализовать…

– С его игрой я до данного был недостаточно знаком, но манеру игры Мюллера прекрасно смог проанализировать Лобановский… Таким образом мне следовало строго придерживаться его инструкций: мешает германцу принимать мячик, крепко индивидуально патронировать… Валерий Васильевич за сутки до поединка позвал меня к себе и начал «налаживать»: «Ты, разумеется, представляешь, как тебе надо будет непросто с Мюллером? Учти, что у них вся игра создается на Мюллере: он не забьет – не забьет никто… Целиком сосредоточься, повторяй все его перемещения: он – на лавку, и ты – на лавку! Он в раздевалку – и ты туда же… Можешь ему и спинку потереть! Нас это организует… Ни в какие приколы не вступай – тебя это далеко не должно заинтересовывать: все внимание – на Мюллере, ты – его тень! Около штрафной он в особенности небезопасен: бьет из любого расположения – в подкате, «из-за уха» – весьма лукавый и предательский!..»…

Затем на установке, перед игрой, Лобановский снова заявил, что «сегодня предстоит весьма значительная игра и потому особенное внимание уделяется Мюллеру, с которым индивидуально «занимается» Стефан… Все целиком сосредоточиваются на игре, исключая мизерные некорректности…».

В том поединке мы, разумеется, сыграли «от защиты», и нам, заступникам, помогали все… Ну, а Олег загнал абсолютно неописуемый гол!

– Стефан Михайлович, хоть я и знаком с вашим досье, однако начнем, наверное, с начала…

– Появился на свет я в деревенской семье. До 1944 года мы жили в Австро-Венгрии: наши Ключарики находились на территории Чехословакии… В начале 30-х годов мой дедушка отправился на заработки в Америку, где трудно там работал в шахте – «наклонял выступ» на капиталиста… Однако «мешок» денежных средств на отчизну все-таки привез и сразу приобрел двадцать гектаров земли: каждому из 5-и дочерей досталось по 2 километра. Проживи да довольствуйся!.. Эх, если б над Европой не начали густеть черно-красные тучи! В скором времени с Запада пришли «братья-освободители» и мы стали «совецкими»… Так как новая власть имела собственные взгляды на личную собственность, то сразу взялась раскуркуливать региональное население… Наш мудрейший дедушка быстро отдал всю землю Советам, сам же с остатком скота вошел в колхоз: по-другому вполне мог очутиться где-то в Сибири.

– Вспоминаю, насчет этого в Закарпатье острили: «Героическая Алая Армия отпустила нас от… хлеба, мяса и молока, отвадила работать и обучила употреблять…».

– Да что-нибудь в данном виде я также знал… Однако тебя, пожалуй, больше занимает футбол? Итак вот, играть я начал в близком селе: то на улице, то на выгоне – где надо будет… Пожалуй, помнишь, каким футбольным кромкой было в те годы Закарпатье?..

– Чуть ли не «кузницей сотрудников» для киевского «Динамо»…

– И не только лишь для киевлян: очень многие наши «фигляры» через русскую армию быстро разбились по всему Альянсу…

Отец работал на виноградниках и в 1955 году, обрызгивая удобрениями, застудил спинной мозг и стал инвалидом. Мать одна тащила колхозную лямку, а, помимо этого, еще и четырех детей да мужа-инвалида… Я чем мог, помогал материал: пас свинью, удалял грядки, усаживал картошку – стандартная деревенская жизнь. А затем не перенес и после 7-го класса, с благословения, разумеется, опекунов, перебрался в город. Однако не для того, чтобы играть в футбол…

– А для чего же еще?

– Просто улизнул: перед мною стояла цель скорее вырваться из того бесписьменного колхозно-крестьянского рабства и «включиться в передовой батальон рабочего класса»… Я намеревался научиться на столяра-краснодеревщика и поступил в образное ремесленное учебное заведение. Наше Закарпатье всегда отличалось собственными народными промыслами. Полагаю, смог бы достичь результатов, приторговывая «итогами собственного труда»… Однако всунулся футбол: в учебное заведение была собственная бригада, которая хорошо играла в главенстве города среди Училище и «ремеслух»… Там меня и выглядел мой первый инструктор Валерий Васильевич Федак – царствие ему лазурное… Он «просеивал» молокососов, которые с течением времени могли бы улучшить ужгородскую «Верховину». А через 3 года я был командиром сборной Украины, которая выиграла IX Спартакиаду профтехобразования СССР.

– На вас, разумеется, указали селекционеры, рассыпались предложения?..

– Не вспоминаю. Ажиотажа, как бы там ни было, не было… Я завершил учебное заведение и пошел работать столяром на ужгородский фанерно-мебельный комбинат, где сразу начал играть в заводской команде… Однако продлилось это непродолжительно, поскольку мною заинтересовалась «Верховина»…

– К тому времени, когда вы осознали, что футбол – навечно, были ли у вас какие-то идолы?

– Еще в селе жил киевским «Динамо», понимал фамилии игроков: на улице, на столбах, висели репродукторы, и мы намеревались около них, когда шли футбольные репортажи… И в Ужгороде, на площади Курятовича, у репродуктора намеревались массы людей, слыша радиорепортажи из Города Москва и Киева… Специфический экстаз вызывали, разумеется, фамилии наших соотечественников Сабо и Турянчика! В тот же день «в эфире» я «познакомился» с Каневским, Лобановским, Трояновским, Серебряниковым…

– В обороне определились сразу?

– Вначале играл последним, а затем равномерно, покупая опыт, перебрался в центр… В «Верховине» я играл в сочетании с Радыком – был у меня такой квалифицированный компаньон, после первенства мира в Великобритании, когда очень многие команды перешли на игру в 4 заступника, я стал «ведущим»…

Мог очутиться во львовском СКА, однако весьма уж не желалось одевать погоны, невзирая на упорные приглашения Сергея Шапошникова. И я опять улизнул… в Винницу. Тут тогда собралась весьма солидная организация: Трояновский, Александров, Снитко, Габовда, Левченко, Юн-Чен-Ян – было у кого обучаться… Начал я с дубля, а к концу года игр шесть-семь сыграл за «базу». И на 2015 год был правомочным игроком исходного состава…

Когда через 2 года вновь поступило предложение от Сергея Иосифовича – в этот раз из Одессы – я не менялся. Как раз отсюда я колесил и в «молодежку», и в олимпийскую сборную… В «Черноморце» в центре защиты я помогал Зубкову. У нас подобрались хорошие мужчины: мы были даже седьмыми в Объединении… Меня увидели в городе Москва и начали звать то в молодежную, то в олимпийскую сборные. Вновь выбрали командиром…

А в скором времени, в Киеве – обучался у Юрия Соснихина. Полагаю, если б он был столичным жителем, то безусловно играл бы в сборной Единения: «генеральный директор» весьма искусно разбирался в собственной штрафной с наступающими врага, действовал только смело и надежно…

– Отчего же вы не задержались в городе Москва?..

– Не было объявлений… До того 3 раза предоставляли пройти в киевское «Динамо», однако, если искренно, я боялся, что не смогу взяться в новом коллективе – столица все же. Хотя и республиканская… Однако в году 1971 года я все-таки стал динамовцем: не сумел отказать Антону Леонардовичу Идзковскому, который прибыл меня уламывать…

– Если не является секретом, сколько тогда приобретали в «Черноморце» – может, вас не уталяла заработная плата?..

– Приобретал, как все: 180 руб – доход игрока высочайшей лиги, еще 100 руб доплачивали, как и прочим основным игрокам… Плюс премиальные… Институтский доктор приобретал не более.

– И стартовала киевская история…

– Сразу стал победителем Единения. Мне тогда весьма помог в игре Юрий Соснихин… Если, по сути, то великолепной игры «Динамо» в том году не демонстрировало, хоть мы и заняли 1-ое место с отрывом в 7 очков. Нападение, впрочем, загнало больше всех иных команд, защита – меньше все проглядела… На блаженство, у Жени Рудакова это был необыкновенный год: он стал не только лишь первым вратарем страны, но также и самым лучшим футболистом.

– Как смотрелась тогда оборона?

– Сережа Доценко – слева, В. Матвиенко – справа, в центре – мы с Вадимом Соснихиным…

В 1972 году мы сильно проиграли «Заре», которая затем стала победителем и, логично тренеры сочли виновным Соснихина. В целом, искали предлог, особенно, что в дубле играл Вася Фоменко… Как-нибудь летели мы через Рим на чемпионат в Испанию, и Соснихин с Доценко, вместо кинозала, приняли решение побаловаться пивком… Покурили. За этим занятием их и захватил Сан Саныч Севидов. После данного следовал перевод в дубль, что для Вадика было не менее, чем унизительно… Тем не менее, тогда 30 лет был максимальным возрастом…

Когда в 73-м «Арарат» за 2 секунды до последнего свистка отнял у нас Кубок СССР (водя 1:0, Севидов внезапно для всех поменял Блохина и Буряка, на Кондратова и Зуева…), а на финише первенства еще и обогнал, упорство у управления иссякло и в Киеве вышел Лобановский…

Стефан Решко и Валерий Турянчик

– С появлением в команду Лобановского быстро выросли перегрузки – как вы это посчитали?

– Ненормально. Впрочем, оперативно к данному привык и в год зашел в сильной фигуре… Однако очень многие брюзжали.

– Брюзжат и до сегодняшнего дня…

– А от данного никуда не подеваться: передовой футбол требует не только лишь максимальной концентрации, хитрой выучки, но также и прекрасной «функционалки»: обратите свое внимание, как сегодня очень много передвигаются по полю даже звезды и объявленные «технари» – ни сек роздыху!

Тот, кто знает, для чего он пришел в квалифицированный футбол, себя миловать не будет: цель так как оправдывает средства. Вспоминаю, когда в первый раз мы отправились на приготовление в Ермоловск, то, вместо того, чтобы бегать по нечистому полю за стопудовым мячом, Лобановский вдруг отправил нас вращать тысячи сфер по беговой дорожке… 5 по 300, барьеры, скачки на одной, затем на 2-ух ногах… Тбилисские динамовцы, отрабатывавшие собственную, и без того абсолютную технику, за животы брались: «Вы что – легкоатлеты!». Однако весной 74-го мы выиграли Кубок и чемпионат и прошли подбор в Призе чемпионов, а грузины были «только» третьими… Таким образом брюзжание оперативно закончилось. А 2015 год вообще стал годом «Динамо», которое выиграло все, что желало!..

– Как вам играло с Фоменко?

– За 6 лет мы обучились осознавать друг дружку. С Соснихиным мы играли «в полосу», а после прихода Лобановского начали делать игру «в переднего-заднего»: 1 – «по игроку», обратный – подчищает… Коньков находился несколько спереди нас – «обратный хав»…

– Что это была за технология?

– Как было прежде: обладаем 2-ух центральных и 2-ух последних заступников. Если оконечный наступающий конкурента, либо сменяющий его хавбек, проскакивает по бровке, то нашему последнему заступнику нужно было не предоставить ему уйти в половину, оттесняя в угол поля… Но к тому времени прострелы от флага стали весьма небезопасны, поскольку другие игроки компании атаки, опрометью голову, неслись на ворота, и стоило прозевать прострел, мячик часто обнаруживался в сетке… Когда же пришел Лобановский, то все переделал: если конечный наступающий проталкивался к штрафной, то следовало не предоставить ему уйти к лицевой линии во избежание прострела, а завлекать в половину, где того видел либо Коньков, либо я… В случае если наступающему все-таки получалось передать, то данная передача была менее небезопасна для наших ворот, поскольку его компаньоны, утратив ритм, находились поясницей к нашим воротам… Активной атаки не выходило, и это было вряд ли основным в нашей защитной стратегии…

В атаке Лобановский предпочитал оперативный ход по флангу и прострел. Если нападающий начинал прибирать мячик «под себя», тратя ритм, и нарушал атаку, это казалось жесткой погрешностью… Вот столичные спартаковцы играли совершенно в другой футбол, по нескольку раз убирая мячик «под себя» – им импонировала данная «возня»… Меня лично такая атака вполне организовывала: можно было… передохнуть. Пожалуй, поэтому в сборной Матвиенко играл намного чаще, чем Ловчев, который далеко не всегда угождал «в ритм»…

– И вдруг «обвал» – в 76-ом… Известно, что, возвратившись из Монреаля, где вам досталась «бронза», бригада сообщила тренерам сомнение, направившись за поддержкой в главнейшие органы… В чем лишь ни укоряли Лобановского и Базилевича: чуть ли не в «садизме»!.. Однако как раз вы были одним, кто не подписал общественное послание в Комитет… Ребята ваш отказ принять послание, скорее всего, посчитали как предательство, предательство…

– Некто даже рукава закрывал и кулаки «обнаруживал»… Обошлось. Честно говоря, и припоминать не хочется: мы достаточно давно все замирились, впрочем с тренеров вины за разрушение воистину «астральной» команды я до сегодняшнего дня не снимаю… Я так как тогда также не играл и сказал много жалоб, однако думал, что открытую деятельность нужно возобновлять. У большинства до сегодняшнего дня вызывает сомнение, для чего надо было поменять платформу, которая так ярко повлияла в 74-м и 75-м гг.? Логично, наши юные наставники весьма уж поверили в силу науки, запутались в числах, потеряли ощущение действительности… Как сейчас я думаю, тренеры пренебрегли простой педагогикой, позабыли об персональном раскладе, объединили все к настойчивому исполнению указов и агрегатов. Никаких отрицаний они не оценивали – «у нас все высчитано»! Тем не менее я не сомневался, что, если б не Лобановский, с его мыслью подорвать футбольный мир, с дисциплиной и порядком – едва ли бы мы поднялись так низко и смогли так ясно поиграть… Тренерам было надо предоставить вероятность продлить опыт, однако не понимаю, насколько бы им после всего удалось восстановить хорошие отношения с ребятами. А другой команды у них не было…

– Что случилось действительно?

– Полагаю, если б тренеры остановились на данной модели подготовки, сохранили масштабы, как это было и в 75-ом, когда мы выиграли все, что планировали, разумеется, не было данного неудачного 1976 года… Мы были «затравленными», что доказал и весенний чемпионат. Помимо этого, ни при каких обстоятельствах невозможно было «отцеплять» от олимпийской команды Володю Мунтяна, общего любимчика и, искренно, одного из главных игроков!..

А через 2 дня после собрания, на котором было сформулировано столько жалоб к тренерам, нам надо было играть с «Днепром»… Предсовмина Владимир Ефимович Многочастный, видя, что в команде общая «разбаланс», обещал, что решение по тренерам будет выкинуто после поединка: «Будьте готовы. Играйтесь»… Лобановский и Базилевич отсутствовали, лишь Пузач оставался на основе. Представляете, как мы планировали обосновать всем, что тренеры, мягко выражаясь, не во всем невинны!.. На 11-й секунде Володя Онищенко приоткрыл счет, однако в будущем «Днепр» нас просто «захоронил» –1:3!.. Если мы проигрываем некоторому «Днепру», как мы, такие «разложенные», могли выиграть у сборной ФРГ?

Про это, к слову, на следующий день и заявлял Многочастный: «Сейчас хорошо видно, что тренеры в чем либо обсчитались: так как вы даже, весьма пытаясь, не сумели на собственном поле обставить далеко не самый мощный «Днепр»… Однако учтите, что это бригада не Лобановского, и не горсовета «Динамо», и не Украины! Это – сборная СССР!.. Платформу снять и возобновлять практиковаться под управлением Лобановского».

– Прошел слух, что некто в команде «сдавал» игру…

– Не будем пользоваться слушками. Впрочем, как принято говорить: «Кто древнее помянет…». В целом, академическая команда была разболтана, а Базилевич и Петрашевский «в размещении» больше не вышли… Перегрузки быстро снизились и, впрочем мы длительное время не могли прийти в себя, но к концу года вновь, откуда не возьмись, возникла легкость: после отвратительного начала «Динамо» все-таки добыло «золото». Но также и это еще не уровень: в Призе чемпионов мы прошли «югов» и греков – сейчас бы нам ту ФРГ, что выиграла на Олмпиаде!.. Это ненужный образец тому, что тренеры все-таки чересчур занялись тестами, позабыв, что есть лимит нашим полномочиям… Помимо этого, думаю, были не соблюдены очень многие преподавательские основы, и например, – персональный подход. Была твердая платформа, в масштабах которой человек преображался в «модель»!.. Однако «оглуплять» нас даже подобному знаменитому специалисту по психологии, как Валерий Лобановский, не удалось.

– Однако Лобановский в будущем все-таки обосновал, что он не только «исследователь», особенно, искатель приключений, а автор…

– Логично, Валерий Васильевич привнес коррективы в собственные проекты, принял к сведению предыдущие просчеты: на то он и знаменитый инструктор.

– Сейчас вопрос из другой области: вспоминаю, стоял в воротах «Динамо» Юрковский – отличный, казалось бы, голкипер, да, кроме того, в отличии от знаменитого Рудакова, начинал без осязаемых крахов… Однако отчего-то длительное время в команде не замешкался…

– Да, отличный был голкипер и человек добрый и чуткий… Однако ему никоим образом не получалось нами управлять: логично, связывался на нас орать… Коля же на нас мог так напасть, что начинали носиться… Было, бьют ему километров с 30, а он: «Отчего позволяете? Пробудитесь!..» А на наше застенчивое: «А ты для чего в воротах находишься?..» – мог с подобным матерком поведать, «для чего»!..

– Не мною зафиксировано, что число голов в твоих воротах напрямую пропорционально числу бутылей, вместе съеденных основными заступниками и вратарем… Однако, как мне известно, вы вообще не употребляли…

– В первую очередь, должны быть дружественные отношения. А Витя был поразительным молчуном кроме того… с заступниками не употреблял.

– Продолжая данную тему: было ли вообще «Динамо» когда-то целым коллективом – как на поле, так за оградой базы?

– Я могу с уверенностью сказать лишь о той команде, которую называют «Динамо-75». На поле, если кто-то начинал «засыпать», могли и «наполнить»… Но также и, если требовалось, конкуренту могли чуть ли не «голову отвлечь» за уязвленного компаньона… Однако, как и в любом коллективе, разлагались по командам – «по увлечениям»: 1 обожал расслабляться на рыбной ловле, другой – предпочитал поторапливать на авто, 3-й – давал все свободное время семье… Некая команда игроков жила в одном жилище… Кому-то ближе были поклонники из «крутых» либо из актеров…

– Как мне известно, вы жили в одном жилище с Фоменко и Коньковым, но весьма уж ближними приятелями вас представить, пожалуй, невозможно…

– Так так как мы жили на различных этажах!.. Если основательно, то мы настолько много времени вели на основе, и так вблизи знали друг дружку на футбольном поле, что «на независимости» желалось незначительно передохнуть друг от дружки. Вот супруги наши – те разговаривали каждый день: обитали детей в школу, шли друг к дружке делиться собственными женскими секретами… Дружили, пожалуй. Не полагаю, что это препятствовало нам на поле осознавать друг дружку с полувзгляда, регулярно ощущать, что рядом не только лишь компаньон – приятель… Пожалуй, если б мы меньше находились на основе, а жили стандартной жизнью свободных людей, то про это не понадобилось бы и рассуждать…

– А, вспоминаю, В. Соловьев, приходя в команду, сразу начал соединять коллектив: увозил в лес на шашлыки, организовывал культпоходы в кинотеатр… Мне говорил Владимир Ануфриенко, что супруга тренера разве что не смотр женщинам организовывала: не попала бы в футбольную семью какая-то не оптимальная …

– У нас также были культпоходы: Лобановский так как – завзятый любитель… Еще: пожалуй, в той нашей команде было побольше персон, чем в настоящее время. Пускай не дуются на меня ребята, однако, полагаю, протестовать никто против данного не будет: посмотрите, что ни игрок, то ИМЯ!.. А такие требуют узкого преподавательского подхода: чем больше персон в коллективе, тем меньше общения – любой знает себе стоимость и требует, если не интереса, то, очевидно, – почтения.

– Какие бы звезды ни были, как бы ни «дружили» между собой, однако, если инструктор не в состоянии установить им умную стратегию – о победах такой команды рассуждать не следует?..

– Что различало Лобановского от других тренеров? Он весьма тщательнейшим образом готовился к каждому поединку, просматривая массу видеоматериалов, приобретал кипу переводов из иностранной прессы… Понимаю, что Васе Ошемкову было необходимо даже двигаться в Закарпатье, ближе к границе, чтобы расстреливать с телевизора на кассету интересующие Лобановского матчи.

– Сегодня телевидение «закормило» нас иностранным футболом, однако отчего-то все сложнее проталкиваться в Европу…

– Потому, что Восток натянул «физику» и нам не получается поражать их сверхусилиями и изматывающей «персоналкой»… Одной только стратегией, пускай даже самой хитрой, сегодня не одолеть! Нужно технологическое искусство – его же практически у всех наших футболистов не хватает…

За несколько заключительных лет мы остались без множества детско-юношеских спортивных школ, уличного футбола, как такого, достаточно давно нет в помине – откуда же брать обновление? В командах специалистов так как технике не обучат, туда должны приходить игроки, целиком вооруженные футбольным искусством… А в наших детских командах мальчуганов, которые еще, как надо, по мячу стукнуть не в состоянии, принуждают, будто гладиаторов, драться за победу в чемпионатах населенных пунктов и сел, поскольку главным признаком работы тренера считаются ОЧКИ!.. И бранят дети по большому полю, размазывая плач, стелются в подкатах, а на тренировках сдают маетный «анализ Купера», вместо того, чтобы совершенно завладевать мячом.

– Мы очень много заявляем о патриотизме, о морально-волевых качествах, однако кто же прививает эти качества в футболистах?

– Да что там рассуждать о футболистах: вспоминаю, в Канаде встречались мы с украинцами из диаспоры. Они хорошо сообщали о любви к Украине и от всей души противились, что мы заявляем на российском языке: «Чому це ви розмовляєте вырасталійською? Дивіться, си живемо здесь, в Канаді, але ж виховуємо в дітях любов до Вкраїни!». Разумеется, это позитивно, проживая в Канаде, купаясь в ее благах, предпочитать бедную Украину… Значительно труднее жить на Украине и быть ее патриотом! Согласитесь, что эти знаменитые слова – «патриотизм» и «любовь к Отчизне» – начинают звучать в силу только тогда, когда попадают в аккуратные и искренние руки. В футболе это и любовь к собственной команде, к собственному городу, собственной стране, собственному флагу и клубному гимну… Полагаю, множество легионеров, заполонивших наш футбол, совершенно не будет содействовать обучению патриотизма: получая огромные денежные средства, жители других стран, только на время ставшие «украинцами», прекрасно разбираются в нашей обстановки… Ездя в собственных ламинированных «мерсах» по нашим конопатым улицам, сталкиваясь около роскошных ресторанов с вереницами неимущих нищих, они едва ли будут ценить и наш город, и наши святые песни… Они всегда будут ощущать себя в гостях, поскольку прибыли сюда заработать денежных средств, а, если удастся, – скорее переберутся в не менее культурный клуб…

– Может, потому у «запоздалого» Лобановского не формировалась работа с легионерами, которых каждый день оказывалось все меньше?..

–Вполне вероятно. Нужно, как можно оперативнее, инвестировать средства в образование юных игроков, оживляя футбольные школы. Однако на другой, современной, базе… Есть так как много образцов тому, как тщательнейшим образом к данному процессу подходят в Европе. Однако я вновь о патриотизме… Сегодня игрок, не пробежавший ни одной солидной книжки и так и не поспевший выяснить историю клуба, в котором играет, чуть ему не заплатили причитающуюся по договору сумму, сразу поднимает гул на всю страну. Мне довольно часто в КДК ФФУ, а до данного в бюро ПФЛ, нужно разбирать различного рода претензии: все денежные средства, денежные средства, денежные средства… Нам когда-то также представлялось, что мы недостаточно принимаем, однако мы в первую очередь размышляли о том, чтобы, выйдя на поле, одолеть. Выигрывая у иностранных команд, мы, по существу, работали только на Госкомспорт, получая крохи от тех сумм, которые получали… Однако, право слово, мы были готовы и сами заплатить, лишь бы только это помогло одолеть: честь клуба была главнее всего!

– Обычно люди, всю собственную жизнь доблестно предназначавшиеся футболу, к старости остаются «за кадром», а дивидендами от их побед пользуются иные!.. Что вы насчет этого полагаете?

– Такое положение вещей я бы отложил к нашему диалогу о патриотизме… Ветеранской неприятностью нужно заниматься. Заканчивая играть в футбол, мы, по существу, разбегаемся в различные стороны… Дело даже не в том: намереваемся ли мы по воскресеньям прокатить мяч и затем выпариться: пока играем, пока в силе – не исчезнем… Диалог о тех, кто перебивается с хлеба на квас, и которым сегодня очень нужна помощь. Клубы могли бы быть повнимательнее к дедам.

– «Динамо» делает большую деятельность, сопровождая в заключительный маршрут уходящих из жизни футболистов, ставит им монументы…

– Весьма уж оперативно ветшают наши ветераны!.. Также, основательно уверен, что беды нынешнего футбола ни при каких обстоятельствах не в состоянии перечеркнуть достижения прошлого. Собственную историю нужно помнить и как раз на ее случиях можно растить грядущих «звезд»…

ДОСЬЕ

РЕШКО Стефан Михайлович появился на свет 24.03.1947 в с. Ключарки Закарпатской обл. Главный заступник. 182 сантиметров, 77 г.

Мастер спорта – 1975, специалист спорта интернационального класса – 1975. Ученик школы «Верховины» (Унгвар) – с 1961. В «Верховине» – 1963-66, «Поезд» (Внц) – 1967-68 (по октябрь), «Моряк» (Одс) – 1968 (с ноября)- 1970, «Динамо» (К) – 1971-78.

В чемпионатах СССР – 272 поединка, 1 гол («Динамо» – 200, 1). Победитель СССР – 1971, 1974, 1975, 1977; 2-й призер – 1972, 1973, 1976 (о), 1978. Владелец приза СССР – 1974, 1978; финалист – 1973. В еврокубках – 33 поединка (КЕЧ – 17, Повар – 9, КУЕФА – 7) и в СК – 2. Владелец Повар и СК – 1975.

Командир «Черноморца» – 1970. В «33» – «2 (1975). В сборной СССР (1975-76) – 15 матчей; в олимпийской сборной (1971) – 3. Серебряный призер ОИ-75 (4 поединка). Участник отборочных матчей ЧЕ-76.

Прыгучий, хваткий, уверенно действовал в единоборствах, исключительно играл в отборе мяча. Строго сохранял игровую дисциплину, сноровисто сражался за верховные мячи, прекрасно играл на упреждение.

Всесторонний справочник «Отечественный футбол за 100 лет».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *