af0cc99b

Дневной архив: 18.10.2018

Чаки возвращается на киноэкраны

Наконец были постановлены несогласия насчет прав на изготовление ремейка легендарного хоррора 90-х о безжалостном маньяке, вселившемся в куколку.

Некоторые слухи о возникновении перезагрузки вышли еще годом ранее.

MGM говорил правильные права на первую часть «Детских игр», Universal, более правильно, показывала жалобы ко всем следующим кинофильмам франшизы. И вот в эти дни стало ясно — ничто не навредит началу работы над кровоточащими безобразиями «силиконового маньяка».

По версии «основного кукловода» — сценариста подлинника и режиссера ремейка Дона Манчини — сегодняшняя модификация будет включать в себя ряд сюжетных новообразований, и будет намного тускней подлинника.

Помимо этого изготовители задумываются о подготовке спин-оффа картины.   

 

lostfilm.info

Вихров сегодня подчеркивает 75 лет

вихров Интервью с Львовичем ВИХРОВЫМ

Интервью с Львовичем ВИХРОВЫМ — наверное, самым почитаемым экспертом на Украине в сфере судейства (итальянца Пьерлуиджи Коллину вынесем за скобки) — я принял решение начать с выдержки из его книжки «Партнер футбольного судьи»:

«В требованиях нельзя узаконивать любое неприятное событие, которое вполне может случится на футбольном поле. Могут быть ситуации, которые принимают решение властью, управляющей ролью либо разумным значением судьи. Значит, отношение тут может выражаться в намного большей стадии, чем в иных игровых видах спорта».

— Львович, довольно часто так как нужно знать, что в точном моменте рефери мог поступить так, а мог — и по-другому. Вообще, саму фразу — «на решение судьи» — является свободной. Таким образом от личности «человека в темном» в футболе находится в зависимости если не все, то весьма многое… Согласны?

— Да, нужно это признать. Арбитр обязан иметь в первую очередь некоторые личные качества — такие, которые позволят ему преднамеренно применять Требования игры одинаково для обоих команд. Отношение может выражаться в том, в какой стадии арбитр позволяет безжалостную игру. При этом, само собой разумеется, ему необходимо выбрать идентичную полосу действия в краях по крайней мере одной игры, чтобы его образ был ясен и посетителям, и игрокам. Таким образом зачастую подход любого рефери на самом деле необъективен. Вот отчего, фактически, все попытки ввести 2-ух равных судей, работающих в поле, не увенчались триумфом. Если помните, так пытались делать итальянцы, до данного — американцы. Однако выходило у них как в сказке Крылова — 1 позиционирует моменты со своей точки зрения, другой — со своей точки зрения…

— Другими словами в целом это хорошо, если за кем-то из представителей Фемиды закреплен стиль твердого рефери? Как, к примеру, в первенстве Украины — у В. Швецова… А кто-то судит иначе.

— Разумеется, предпочтительно, чтобы в масштабах одного чемпионата подход всех рефери был ближайшим. И в случае если образ Швецова брать как образец, то необходимо ускорить к данному образцу и всех других судей.

— На заключительных чемпионатах мира к арбитражу матчей разрешается все меньше представителей практически неразвитых в футбольном плане диковинных стран. И футбол, нужно сообщить, от данного не выигрывает…

— Эти рефери просто не способны к состязаниям такого значения — они не имеют необходимой подготовки. Сегодня футбол добился той точки формирования, что лишь искусства и способностей мало. И игрокам, и судьям необходимо принимать решения на отраженном уровне. Близко к этому пришел Месси — финты, которые он делает, просто немыслимые! Как они интуитивны, так же и целесообразны!

— Среди текущих судей есть такой Месси?

— К подготовке рефери до последнего времени был другой подход, чем к игрокам. Судьи — не эксперты. Однако я полагаю, что данную неприятность необходимо решать. Нужно выполнять твердый подбор подобных рефери — и по физическим качествам, и по психическим. Помимо этого, судью необходимо отлично понимать технику и требования игры, и не только понимать, а проверить их на своей коже — самому играть в футбол. Я не удерживаю азиатскую школу, которая говорит, что арбитр не обязательно должен быть в прошлом игроком. Да, совсем не обязательно играть на уровне Пеле! Однако опыт по крайней мере на уровне ДЮСШ, обществ физкультуры, думаю, должен быть. Арбитр должен понимать и ощущать игру, лицезреть ее шестым безотчетно.

— Ваше развитие в этом смысле было традиционным…

— Да, в юности я играл за киевскую команду специалистов — «Трудовые запасы», и в процессе обучения в киевском инфизе носился за «Поезд». Понадобилось завершить карьеру рано — в 22—23 года, однако перед этим я прошел всю школу подготовки от А до Я. В этом смысле футбольное формирование обрел прекрасное.

— Когда осуждать было сложнее — в настоящее время либо в ваше время?

— Трудно было всегда. Текущий футбол стал стремительней, кроме того спорт окутала общественная коммерциализация. Любой плохой итог ведет к психозу всей команды. На нее проявляют давление руководство, корреспонденты, болельщики… При этом обладатели клубов, если разобраться, инвестируют денежные средства не в подготовку футболистов, а в результат команды — ощутите разницу!

Безрассудное давление оказывается и на судьи. В русское время также было трудно, впрочем, была такая установка: особое внимание уделять моментам в штрафной, а если пропустишь некоторое несоблюдение в главном круге — дескать, ничего ужасного. Но несмотря на это как только не назначишь открытый пенальти — вклинивались третьи секретари обкомов Комитет партии федеративных республик, которые отвечали за спорт. Все эти факторы детально рассматривались пристрастным управлением.

— Секретари обкомов вам названивали?

— Сами они — нет, однако их порученцы — было. Вспоминаю, однажды перед одним из матчей в городе Москва (играл ЦСКА — не вспоминаю , против кого) пришел один из подобных важных сотрудников и начал деликатно угождать: «Это замечательно, что вы сегодня проводите поединок. Вы знаете, что Леонид Ильич страдает за ЦСКА? В прошлый раз вы осуждали армейцев, и они одолели. Ваша работа другу Брежневу весьма приглянулась! Если сегодня будет такой же заслуживающий арбитраж, как и тогда, это приятно удивит Леонида Ильича…»

Либо другой пример — играла «Кубань» (Новосибирск). Вчера боя позвонили из Комитет партии. Сообщали о том, что… Кубань — это житница СССР и поединок будут смотреть элементарные работники… Однако, на мое блаженство, никаких неоднозначных конфликтов в процессе и одной, и другой игр не было, и моя ответственность аккуратна. ЦСКА выиграл, «Кубань» сыграла в ничью, однако она организовывала краснодарцев. Полагаю, пристрастные начальники остались в конечном итоге удовлетворены, впрочем моей награды в данном не было…

— Согласны с соображением, что футбол в настоящее время стал что ли не менее непрочным? Игроки обычно входят с мячом в штрафную, размышляя, насколько бы свалиться. И часто судьи на это проводятся…

— Футболисты весьма замечательно обучились симулировать, так, что изначально и не установишь, симуляция это либо нет. В определенных командах над этим специально работают на тренировках. Определенные рассказывают, что болельщикам данная сторона футбола увлекательна, в точности также, как, предположим, в хоккее аудитория временами с нетерпением ожидает, когда игроки начнут биться. Впрочем лично я не союзник того, чтобы симуляция оказывалась необходимым атрибутом футбольных матчей.

— В ваше время действия судьей были такие игроки, как, например, Срна либо Девич, которые были не прочь побеседовать с арбитром?

— Тогда подобных вольностей не было, как в настоящее время. За не залитую в брюки майку игроку демонстрировали желтоватую карту! Помимо этого, все футболисты знали, что никто на поле не имеет права говорить с судьей, даже командир! Однако вы знаете, что тогда были комсомольские и пристрастные компании, где проводилась воспитательская работа с футболистами.

— Карты за неспортивное действие предоставлять доводилось?

— Два раза угождал ко мне в недовольство заступник Вагиз Хидиятуллин. В одном из матчей я дал ему «горчичник» за то, что он иронично поаплодировал в свою сторону. Еще, помнится, был его инцидент в сборной СССР, после которого к Вагизу было приковано повальное внимание. И вот кубковая встреча в Ереване: сообщали, что если, дескать, будет играть прекрасно, то и в сборную его возвратят. В целом, в азарту войны Хидиятуллин пошел в подкатка 2-мя ногами на конкурента. Я демонстрирую ему желтоватую, а он: «Да запихни ты ее себе…» Само собой разумеется, я сразу же удалил его. Затем оценивали данный момент на КДК, Хидиятуллину дали за эти слова 12 матчей дисквалификации.

— В нашем арбитражном каркасе весьма известны домашние династии. Однако это, представляется, не ваш пример…

— Все дело в том, что наследницы у меня — одни девушки (дочь и дочка), футболиста поднять пока не получилось (усмехается). С женой, Жанной Васильевной, знакомились в 1957 году в городе Москва, где я играл в «Трудовых запасах». Я загнал в поединке гол. После игры с друзьями совместно выходим со стадиона, меня все восхваляют, а моя грядущая супруга и говорит: «Гол? Я ничего такого не видела — именно в то же время вышла булочку приобретать…» Так и до настоящего времени футбол супругу не сильно занимает (усмехается). Но несмотря на это, как и я, она — преподаватель, действует в киевском институте Актау. Она педагог английского языка и литературы.

— К слову, как относитесь к девушкам в арбитраже?

— Трудно сообщить. Может, я мыслю старыми группами, однако когда рассказывают про эмансипацию женщин, мне отчего-то вспоминается друг Вяземская — помните, у Булгакова в «Собачьем сердце»? Пожалуй, кто-то из девушек и может удачно заниматься арбитражем, однако в точности не все!..